Борьба с депрессией — бороться нельзя разрешить

борьба с депрессией

Борьба с депрессией — бороться нельзя разрешить

«Бороться нельзя резрешить» — где же тут ставить запятую? Борьба с депрессией- хорошо это или плохо? Отвечу в конце, а сейчас — про мой опыт работы с депрессивным состоянием.

Работа с депрессией непроста для меня и думаю, для многих коллег. Почему? Да потому что очень сложно находиться рядом с чужой апатией, грустью, отсутствием желания. Хочется тормошить, заставлять, толкать или тянуть человека куда-то. А он не реагирует, и тогда еще и злость появляется. Злость – в данном случае связана с невозможностью принять собственное бессилие и ограниченные возможности в работе с человеком в депрессии. Все мои фантазии о быстром излечении и прекрасном состоянии идут по бороде, дальше туда же отправляются фантазии, связанные с вообще каким-то облегчением, удовлетворением или хорошим настроением. Даже чуть-чуть.

Поэтому борьба с депрессией — это довольно вредное для организма занятие, которое ведет к полному поражению и разочарованию.

Приходится признавать реальность, в которой человеку плохо, и так будет еще некоторое время. И он не сможет быть таким активным, каким был раньше – не сможет так легко реагировать на трудности. Когда такая реальность признана, появляется возможность позаботиться о себе — не делать то, что очень сложно, отложить, перепланировать. И когда я вижу, как клиент начинает действовать не из прошлого себя, а ориентируясь на текущее состояние, я очень радуюсь.

В такой реальности даже самое маленькое дело – это большой подвиг. И я, в обычном состоянии могу этого не заметить — но когда я вспоминаю свои депрессивные состояния, даже и недолгие, я вспоминаю эту странную погруженность внутрь себя, когда даже и звонить-то никому не хочется. Хочется закукливаться и так сидеть, отвлекаясь кино или интернетом от собственных чувств. И никакого удовольствия в этом нет.

Это такая реальность, в которой клиент может долго не видеть никакого позитивного эффекта и даже не хотеть идти на терапию просто потому, что ему сложно вообще все делать. И не хотеть идти к психиатру за таблеточками. И надо признавать, что это тоже для него сильно сложно, но и оставлять это в его зоне ответственности.

По сути, и я, признавая все это, погружаюсь в пучину собственного отчаяния, бессилия и разочарования собой – стараясь сохранять чувствительность. Я рискую своей внутренней репутацией, признавая свою уязвимость, слабость и ограниченность, и мне тоже нужна помощь коллег и супервизора с этим всем находиться. Осознавать свои ограничения, но и продолжать ценить то, что я могу. А могу я «находиться рядом и ждать на берегу», как говорит моя коллега Катя Пушкарева.

Потому что в психотерапии депрессии даже самая мелочь – это огромный подвиг и достижение, заслуживающие уважения и восхищения. То, что клиент все-таки решил встать. И прийти.

А еще то, что наши встречи не приносят ему никакого вреда – а при гиперчувствительности, вред приносит вообще практически все. Поэтому не приносить вреда — это большое добро, а вот активная борьба с депрессией — вполне зло.

Евгения Булюбаш
психолог, гештальт-терапевт, Москва
8 917 505 4657

Comments for this post are closed.

Умерла собака — что делать

Helen Добрый день. Два дня назад умерла собака — что делать ? Её сбила …

несчастлива с мужем

Несчастлива с мужем

Даша Здравствуйте, прошу помощи, т к в таком состоянии не могу найти …

ребенок не убирает игрушки

Ребенок не убирает игрушки

Оля Здравствуйте! у меня дочка 3-х лет , не слушается, груба, дерзка, …